ognevka: (Ядовитый Плющ)
Моя первая сказка за последние 4 года. Изо всех сил посвящается [livejournal.com profile] esfir82.Вопрос

Читать сказку )
ognevka: (Default)
Длинные осенние вечера располагали к уютному сидению у камина. Гамма все чаще забиралась с ногами в кресло-качалку, укрывала колени пледом и вязала, тихонько постукивая спицами. Свитер для Ильстрен и теплый шарф для Квидрела, шапку для Ёрненд и носки для Вожика (для всех шести ножек), комбинезон для Низарда и жилетку для Юхи... Оэн все пытался разглядеть, как ей удается так быстро вязать, но видел только мерно взмахивающие спицы и никакого волшебства, подобно тому, благодаря которому Гамма зашивала его рану.
Однажды вечером из-под спиц Гаммы вышел шерстяной плед, - сказочное сочетание самых разных красок, теплота и мягкость.
- Это тебе, змей, - пророкотала вязальщица, - в свитере ты выглядел бы как минимум странно, а вот плед тебе в самый раз.
Плед занял свое место в уголке, и Оэн сворачивался на нем кольцами и тихо дремал вечерами, когда все собирались у камина под перестук спиц Гаммы.
Так было и тем вечером, когда Айя создала новый мир, но по ошибке сделала его черно-белым. Она пыталась раскрасить его, но краски не приживались. Это расстроило малышку до слез.
Змееныш взялся ей помочь. К его радости, мир стал охотно раскрашиваться, расцветать яркими красками. За основу Оэн взял свой вязаный плед. Горы стали лазурными, море - оранжевым, деревья щеголяли розовыми кронами, а облака переливались всеми цветами радуги. В довершение всего последнее прикосновение кисточки окрасило солнце цветом майской травы.
- Что ж, - сказала Ильстрен, рассматривая созданный мир, - по крайней мере, здесь нет серости и осеннего дождя.
Юхи перелистнул несколько страниц книги, с которой сидел в кресле, и прочитал по складам: "Мало придумать зелёное солнце, нужно ещё придумать мир в котором оно выглядело бы естественно"*.
- А мне нравится, - подала голос Айя, - вот только солнце не светится...
- Оно не верит само в себя, потому и не светится, - холодно ответил Юхи и снова углубился в свою книжку.
Кажется, у Айи глаза снова были на мокром месте. Для Оэна это было невыносимо, и он лихорадочно принялся перекрашивать новый мир. Солнце не светилось.
Зверята перестали заниматься своими делами и внимательно следили за поединком ушастого змея и раскрашенного мира. Даже Гамма перестала отмерять время мерным перестуком.
Мир не поддавался.
И неожиданно змееныш понял.
- Солнце не светится потому, что этот мир никому не нужен. Его никто не любит - ни Айя, ни я, ни Юхи с его умной книжкой. Ильстрен... я раскрасил его для тебя. Чтобы тебе не было грустно длинными осенними вечерами. Чтобы ты смотрела на эти яркие краски - и улыбалась.
Девочка недоверчиво подошла и подставила лицо новорожденному миру. Ее лица коснулся легкий весенний ветерок.
И солнце вспыхнуло ярко-зеленым цветом.

*(Дж.Р.Р.Толкин, "О волшебных сказках").
ognevka: (Default)
Оэн чистил зубы, зажав зубную щетку в кончике хвоста, и разглядывал себя в зеркало. Из узорной деревянной рамки на него глядел озорной юный змей с ушами в форме огромного банта, весь перепачканный зубной пастой. Как это и бывает с юными и самокритичными, змееныш видел прелесть - и прелесть эта ему не нравилась.
Но, поскольку он вглядывался в зеркало весьма пристально, от его взгляда не ускользнул тот факт, что Квидрел на цыпочках подбирается к нему сзади. Он хотел было развернуться к нему мордочкой, но в условиях ванной комнаты пятнадцатиметровое тело было не слишком маневренным, поэтому пришлось только скосить глаза в сторону саблезубого белка.
Квидрел понял, что замечен, и тут же принял самый виноватый вид, который только можно себе представить.
- Хэво хэбэ? - недовольно спросил Оэн, не вынимая зубной щетки изо рта.
- Не понял, - Квидрел округлил глаза.
Змееныш сплюнул зубную пасту в раковину и повторил членораздельно:
- Чего тебе?
Квидрел тут же заторопился, словно пытаясь сказать как можно быстрее:
- Знаешь, я хотел... ну ты... в общем... пойдем со мной после завтрака, я тебе кое-что покажу? пойдем-пойдем-пойдем?
- Ну пойдем, пойдем, - проворчал Оэн и засунул зубную щетку обратно в рот, давая этим понять, что разговор окончен.
Завтрак закончился, но зверята еще не спешили расходиться и расползаться: на столе появилось огромное блюдо с великолепными пирожными с легким и воздушным кремом. Оэн и Низард шептались в углу, попутно уплетая сладости за обе щеки.
- Не ходи с ним, Оэн! - взволнованно шептал Низард, - Он наверняка придумал какую-нибудь гадость! Может быть, он выкопал в лесу яму, прикрыл ее дерном и хочет, чтобы ты в нее упал!
Оэн задумчиво осмотрел собственные габариты и отмел эту версию как несостоятельную. Впрочем, его и самого настораживало предложение, поступившее от Квидрела. Но змей сказал - змей сделал, отступать некуда.

Саблезубый белк уверенно показывал дорогу. Змей полз за ним, то и дело ожидая ловушки, но ее все не было и не было.
А тем временем конечная остановка их путешествия уже замаячила на горизонте.
- Ты это и хотел мне показать? - шепотом спросил Оэн.
- Да... это большой-большой плоский камень, который хорошо нагревается на солнышке, и ты сможешь разместить на нем все свое огромное тело, чтобы лежать и греться. Тебе нравится? - Квидрел испытующе смотрел ему в глаза.
- Нравится. Правда, нравится. Ты за этим меня сюда и привел?
- Нет... не только. Давай дружить, а? Я больше не буду делать тебе гадости, обещаю! - и саблезубый белк нерешительно протянул лапку в знак дружбы.
ognevka: (Default)
Когда галдеж на рассвете выдергивает из объятий сна - этому сопротивляешься изо всех сил. Оэн накрылся одеялом с головой, но его проклятые уши были слишком большими и чуткими, чтобы такая простая манипуляций помогла. Что им там неймется, в самом деле?
Самый звонкий из голосов - и это был голос Ильстрен - прорезал невнятный гам:
- Роэн, Роэн приехал!
Змеенышу понадобилось несколько секунд, чтобы переварить информацию, подползти к окну и увидеть, как ребятишки и Квистл помогают его старшему брату разгрузить повозку с гостницами. Никогда с пустым хвостом не приезжает!
Пока Оэн выползлал из своей комнаты, цепляясь огромным телом за мебель, для Роэна уже расчистили каминную, и он расположил там свой пятнадцатиметровый организм, а в его кольцах устроилась малышня. Гамма распаковывала коробку с имбирным печеньем.
- Ну что, Роэн, ты все так же любишь шоколад, а над твоими ушами вечно подтруднивают?
Роэн гордо вскинул голову, развернув великолепный бант ушей, и ответил приятным баритоном:
- И да, и нет, Гамма. Шоколад я люблю, а над моими ушами давно уже никто не подтрунивает.
Оэн разглядывал брата с тоскливой завистью. Какой он большой и сильный! Даже задиристый саблезубый белк не спешит вступать с ним в драку и закидывать его шишками...
- Я бы обнял тебя, братец, но для этого нам придется выползти во двор, - подмигнул Роэн.
- А и впрямь, что в духоте-то сидеть? идите по лесу погуляйте, порезвитесь, а мы пока обед приготовим, - обрадовалась Квистл.
В лесу было тепло, и солнечные лучи струились сквозь кружевные кроны деревьев. Роэн раздувал ноздри и радовался запахам, этому легкому свежему воздуху, ароматам хвои и летних цветов.
А в лоб Оэна прилетела первая шишка. Квиддрел в своем репертуаре. Даже слезы из глаз полились, пришлось ушами вытирать.
Брат, конечно, все заметил. Нечего было шмыгать носом.
- Ну и чего мы ревем?
- Ты такой большо-о-ой... си-и-ильный... тебя никто не посмеет обидеть... а я маленький и глупый неудачник.
- Значит так. Смотри на меня и запоминай. Если ты себя считаешь неудачником, то летящие в тебя шишки и дразнилки - твоя глупость. А если ты взрослый и умный, то это уже не глупость, а Мудрость Змеи. Понятно?
- Нет... а почему тогда в тебя шишками не бросают?
- Потому что в этом и заключается Мудрость Змеи! - и в этот самый момент шишка угодила между глаз Роэна. - Чертенок, как больно кидается!
И Роэн со смехом пополз догонять ребятню. А его младший брат свернулся кольцами вокруг ближайшего дуба и крепко задумался. Кто она такая, эта Мудрость Змеи? Почему она позволяет ползать и смеяться, когда больно, и слезы льются из глаз?
ognevka: (Default)
Всю ночь шел дождь, и даже утром Квистл, отправлявшейся на рынок за продуктами, пришлось надеть плащ с капюшоном, делавший ее похожей на гномика. Вскоре после завтрака дождь закончился, и Оэну мучительно захотелось морковки.
- Сочную, сладкую, рыжую морковку, похожую на... - тут змееныш не смог придумать сравнения, и сказал самое лучшее и вкусное слово, которое только могло прийти ему в голову этим утром, - на МОРКОВКУ! Да!
Он полз по огороду, раздвигая мокрые листья, он стремился к ней... но картина, которую он увидел, остановила его стремительное поползновение.
Два островерхих камушка лежали рядом; из расщелины между ними пробивался мутный ручеек; он пробегал по неровностям земли, журча и подпрыгивая, и удивительно напоминал горную речку в миниатюре. А камушки напоминали миниатюрные горы. Но самым прекрасным был помидор, огромный красный помидор, склонивший ветку до самой земли и нависший над "горами", как огромное закатное алое солнце.
Змей замер и долго разглядывал крохотный горный пейзаж. А потом решил поделиться красотой с друзьями, и поспешил домой.
Низард учился создавать миры.
- Пойдем, я покажу тебе кое-что! - тоном, не терпящим возражений, потребовал Оэн.
- Я не могу сейчас, мне надо спасти мой мир, его хочет пожрать колорадский жук. Я бы с удовольствием пошел с тобой, правда!
- Не хочешь - не надо! - обиделся змей, и отправился дальше по дому.
За компьютером восседал Квидрел, обложившийся недоеденными шоколадками и спелыми краснобокими яблоками. На мониторе шла жестокая кровопролитная война: Квидрел пытался победить падающие с неба буквы.
- Белк, там такое...
- Какое "такое"? - сварливо переспросил саблезубый, молотя пальцами по клавишам. - Мне заниматься надо, а ты ползаешь вокруг со своими глупостями и отвлекаешь! Давай, дуй отсюда, пока не взгрел!
В комнате, обитой зеленым бархатом, уютно устроился Юхи. Раздувая щеки, он дул в дырочки губной гармошки, которая при этом издавала пренеприятнейшие звуки. Оэну крупно повезло, что у него не было музыкального слуха.
Змееныш даже не успел позвать Юхи в огород, как тот зашипел на него:
- Уходи, мне надо выучить новую песню, и никто не должен слышать ее до премьеры!
От хорошего утреннего змеиного настроения не осталось и следа. Даже стянутая со стола конфета не обрадовала змея.
На заднем дворе Гамма топтала своими большими негритянскими ступнями белье в огромном эмалированном тазу. Увидев ее, Оэн сразу же решил для себя ни на что не жаловаться и проползти мимо. Гамма обратилась к нему сама:
- Малыш, слово "надо" - очень грустное слово. Оно заставляет есть полезный шпинат, когда хочется лопать конфеты. Хочется петь и прыгать, а надо учить уроки. Я бы тоже с удовольствием побегала по мокрой траве, а не по мокрому белью...
- А зачем?
- Ни один взрослый не сможет объяснить, что такое "надо", потому что нам кажется ненужным объяснять очевидное. Хотя оно очевидно только для нас. Пойдем, я расскажу тебе про витамины, мы съедим по витаминной морковке, а потом ты покажешь мне свой закат над горной рекой!
ognevka: (Default)
- "...Потому что мало быть сильным, нужно еще и уметь защищать слабых", - дочитала Квистл и закрыла книгу сказок.
Зверята, сидевшие вокруг, продолжали сидеть тихо и смотреть на нее большими блестящими глазами.
- А теперь бегом на кухню, там вас ждет молоко с печеньем - и спать! - Квистл легонько щелкнула Низарда по носу, и зверята наперегонки бросились на кухню.
Оэн, конечно же, не мог так быстро справиться со своим длинным телом, он запутался в ножках табурета и приполз на кухню последним. Вползая, он увидел, как Квидрел доедает его печенье.
- Ты съел мое печенье! - змееныш воспылал праведным гневом, но его дрожащий голос звучал потешно.
- Конечно, съел! Ты же добрый, ты же не сделаешь мне ничего плохого! - Квидрел засмеялся и радостно выскочил их кухни.
- Ну что ты расстроился? Вот еще печенье, и хватит шмыгать носом! - Квистл подошла неслышно и протянула Оэну тарелку печенья.
Змееныш и хотел бы перестать шмыгать носом, но глаза его стали мокрыми, и он уткнулся ушастой головой в колени хозяйки дома.
- Вот ты читала сказку про сильных. А я не то что слабых, я и себя-то защитить не могу!
- Глупый ты змееныш! Ведь доброта - самая сильная сила...

Утром Квистл разбудил шум в игровой комнате. Возня и громкий смех - не повод для беспокойства, но что-то заставило ее пойти и посмотреть, в чем дело.
Малыши во главе с Квидрелом смеялись над Оэном, который забился в уголок своим пятиметровым телом, и не успевал ушами вытирать слезы, катившиеся из глаз.
- Что тут у вас происходит? Зубы почистить не успели, а шуметь уже начали?
Вперед вышел Юхи.
- Квистл, змей нацепил себе на хвост погремушку и воображает себя гремучей змеей!
- Да, мы у него ее отняли, а он заплакал!
- Такой большой, а в погремушки играет!
- Ушей ему мало, он еще и на хвост навешал! - перебивая друг друга, затрещали зверята.
- Ну что ж, каждый украшает себя так, как ему вздумается... у Ёрненд на пальце колечко из конфетной фольги, Юхи причинил нам немало хлопот, когда пытался проколоть себе ухо, а Вожик заплетает хвост в косички с бусинками и монетками. Сначала смеемся над собой, потом над другими, договорились? Оэн, малыш, пойдем со мной...
Пятиметровый малыш послушно пополз за Квистл на кухню, не забывая всхлипывать и вздыхать. На теплой кухне, за чашкой горячего какао и свежей булочкой с корицей, Квистл спросила его:
- Зачем ты надевал на хвост погремушку?
- Я хотел, чтобы все приняли меня за гремучую змею и испугались... хотел, чтобы все думали, что я страшный и сильный...
- А все подумали, что ты смешной. Они твои друзья, зачем тебе их пугать? Лучше защищай их!
- Как я могу их защищать, если меня кто угодно может обидеть?
- Обидеть может только тот, кто тебе дорог. А настоящий друг никогда тебя не обидит.

Тем же вечером Юхи забрался на дерево и не смог оттуда слезть, и Оэн помогал снимать его, маленькая Айя пряталась от дождя под огромными змеиными ушами, а Низард пришел ночью к Оэну, чтобы вместе бояться грозы. Змей грозы не боялся и разрешил Низарду спать под его одеялом.
- Они тебе доверяют, малыш, - подмигнула Квистл. - И они-то знают, что мало быть сильным. Нужно еще уметь защищать слабых.
ognevka: (Default)
Утром, перед завтраком, к Оэну подошел Юхи; вид у него был очень хитрый, он явно что-то замышлял. Это было необычно, потому что обычно Юхи был бесшабашен и бесхитростен...
- Оэн, у меня есть идея, - шепнул Юхи, потирая в нетерпении мохнатые лапки с аккуратными коготками, - давай после завтрака, когда все пойдут играть, возьмем из комнаты Ёрненд шоколад и съедим его за сараем?
- Возьмем? Ты хочешь сказать, украдем?
- Да нет, просто возьмем. Тебе разве шоколада не хочется?
Оэн начал колебаться:
- Хочется, конечно... но Ёрненд так его любит, Квистл всегда привозит ей шоколад...
- Ну так если мы его съедим, Квистл быстрее привезет много нового шоколада! Всем будет хорошо! Давай?
Шоколад был такой вкусный, а Юхи так уговаривал, что змееныш согласился. После завтрака он тихонько (уронив всего лишь стул и торшер) прокрался в комнату Ёрненд и вынес оттуда огромную плитку самого вкусного шоколада в мире. Он притащил добычу за сарай, и друзья принялись за еду. Ловкие лапки Юхи ломали плитку на кусочки, которые быстро-быстро укладывались за пухлые щеки, Оэну же никак не удавалось разломать шоколад хвостом.
- Ну вот, - пробурчал Юхи, пряча за щеку последний кусочек, - это было очень-очень вкусно, а Квистл привезет Ёрненд еще!
Они вернулись в дом, и Юхи сел с Низардом учиться создавать миры, а Оэн прильнул к компьютеру, тыкая кончиком хвоста в кнопки и стараясь не попадать в спрятання на экране мины. И тут в комнату, как маленький вихрь, ворвалась истошно вопящая Ёрненд.
- Кто был в моей комнате??? Кто вынес оттуда шоколад???
Оэн очень удивился такой реакции всегда тихой Ёрненд, и сказал:
- Ну я, а что?
- Ты... ты... я никогда тебе этого не прощу!!! - с этими словами Ёрненд запустила в змееныша фарфоровым блюдцем, и выбежала на улицу. Юхи бесшумно выскользнул следом.
Когда Гамма вылечила рану, полученную от прямого попадания блюдца между змеиных глаз, расстроенный странной реакцией Оэн выполз погреться на солнышке. Юхи и Ёрненд сидели на лужайке среди одуванчиков и по слогам читали книжку с картинками.
- Но это же несправедливо! - возмутился Оэн, - забрать из твоей комнаты шоколад придумал Юхи, и он же его съел!
- Не говори ерунды, Оэн, - спокойно возразил Юхи, - учись отвечать за свои проступки.
Ёрненд чмокнула его в нос, и, взявшись за лапки, они отправились по тропинке к озеру.
Оэн заплакал и не услышал, как Гамма подошла и погладила его по голове.
- Никогда не старайся понять действий других существ, малыш, ведь ты не знаешь, о чем они думают на самом деле. Отвечай за себя, и, если ты будешь честен с собой, тебе не в чем будет себя упрекнуть. Идем, я принесла тебе шоколада.

Оэн

Apr. 18th, 2007 08:45 pm
ognevka: (Default)
Долгими зимними вечерами, когда за слюдяными окнами подстерегал случайных прохожих трескучий морозец, Квистл топила камин в гостиной, и все разношерстные жильцы ее гостеприимного дома собирались послушать сказки. Оэн не любил этих посиделок - ему казалось, нет ничего скучнее, чем сидеть вот так кружком и слушать, слушать, слушать... Но в тот вечер на каникулы приехала Ильстрен, и Оэн с удовольствием свернулся клубком на бархатной подушке, положив голову на колени девочки.
Низард разливал по чашкам горячий яблочный сок с корицей, маленькие друзья Квистл грели руки и лапки о чашки, и даже драчливый Квидрел сидел тихонечко и внимательно слушал, как певучий голос читает сказки... Ильстрен тоже умела читать, но предпочитала оставить эту привилегию тете.
Оэн зажмурился от удовольствия; тоненькие пальцы девочки чесали его под подбородком, где была самая мягкая и нежная шкурка на всем пятиметровом теле. Неожиданно идиллию прервал осторожный звонок колокольчика.
- Кто это к нам пришел в такой мороз? - удивилась Квистл.
Ёрненд вскочила и побежала открывать дверь. На пороге стояли странные гости.
- Мне неловко к вам обращаться, - робко произнесла маленькая сухонькая женщина с серебряными прядками в волосах, - но мой мальчик никогда не слышал сказки, а я не умею читать...
Женщину никто прежде не видел, а вот ее мальчик был хорошо знаком Оэну и его друзьям. Это был Лукки, который всегда ездил в инвалидной коляске и не умел играть с детьми. Его считали странным и не дружили с ним, - мало ли чего можно ожидать от такого неприятного создания?
Ильстрен мягко сняла с колен голову змееныша и подошла к гостье.
- Проходите, - сказала она, - садитесь на мое место, а коляску подвиньте поближе к огню, у мальчика совсем замерзли руки. Сейчас я налью вам горячего сока с корицей, - она посмотрела на Квистл, и та кивнула одобрительно.
Когда Лукки отхлебнул обжигающего напитка, и его щеки порозовели, Квистл откашлялась и продолжила читать. Оэн потихонечку переполз поближе к девочке, которая села на пушистый ковер и внимательно слушала сказку. Заскучав, змееныш принялся рассматривать лица слушателей... на глазах Лукки стояли слезы самого настоящего счастья.
Перед сном змееныш сказал своей подружке:
- Я думал, сказки - это как наказание... заставляют слушать. А Лукки сам захотел послушать, и, мне кажется, ему понравилось. Почему так?
Ильстрен задумалась и, помолчав, ответила:
- Просто то, что достается нам само по себе, редко бывает нами оценено должным образом... спокойной ночи, Оэн!

Оэн

Jan. 19th, 2007 10:53 pm
ognevka: (Default)
- У неба совсем прохудилась сорочка... через нее льется вода, когда оно плачет...

Оэн и Низард смотрели в окно. За окном творилось настоящее сумасшествие - небеса изливались на землю. Низард грустил и жалел печальное небо... а Оэну было хорошо.

Змееныш знал: после дождя выглянет солнце, и можно будет отправиться на прогулку. Он обожал эти прогулки после дождя, когда можно было ползать по теплым лужам и шлепать по ним хвостом, вздымая фонтаны сияющих брызг.

Так было и в этот раз - Квистл едва удалось задержать его минутку и напоить теплым молоком. Ушастого змея звали глубокие теплые лужи...

Нет, ему не наскучила любимая игра. Он на самом деле решил поделиться радостью с другом. Вож жил по соседству, и у него во дворе лужи были особенно глубокими.

Стук в дверь деревянным молоточком... почему-то Вож не выскочил к нему навстречу, притоптывая всеми ногами от нетерпения, только хрипло крикнул из глубины комнаты:

- Входите, открыто!

Огромное мокрое змеиное тело скользнуло по ковру, и вот уже голова с огромными бантообразными ушами заглянула в комнату Вожа...

Вожик выглядел странно. Его горло было обмотано длинным полосатым шарфом, а все шесть ног стояли в тазике с водой, над которой поднимался пар.

- Ты чего дома сидишь? Идем гулять!

- Не могу, - прохрипел Вож, - я заболел.

- Как это - заболел?

- Я ходил по лужам, промочил ноги и заболел.

- Но ведь лужи хорошие! Я ползаю по ним и стучу хвостом, а они брызгаются! Я тебя научу!

- От луж болеют, - Вожик шмыгнул носом.

Оэн просто-напросто не понимал, что происходит. Как же так - хорошие теплые лужи с солнечными брызгами заставили Вожа сидеть ногами в тазу и шмыгать носом?

- Ты иди гуляй... ты же любишь лужи.

Оэн выполз на улицу... его мысли бегали быстрее ветра. Ну разве может такое быть - то, что хорошо для одного, приносит другому неприятности?

Квистл дала ему целую корзинку пирожных с кремом, и они с Вожиком отлично провели вечер дома. Хотя замечательные теплые лужи звали его гулять...

Оэн)

Dec. 17th, 2006 03:05 pm
ognevka: (Default)
После обеда Оэн и Квидрел учились создавать миры. Для этого была специальная настольная игра.
Оэн нещадно проигрывал. Вот уже пятый ход подряд ему приходилось пропускать из-за неудачной комбинации кубиков. Квидрел франтовито поправлял полосатую шапочку - и делал очередной ход, окончательно сводя на нет все усилия змееныша.
Очередной бросок кубика - и Оэн в отчаянии закрыл глаза ушами. Рыжая физиономия Квидрела засияла улыбкой, и на доске возникла новая фигурка.
- Я ввожу нового персонажа. Это будет саблезубый белк.
Оэн хлопнул хвостом по земле с такой силой, что все фигурки попадали с доски.
- Это уже перебор! Саблезубых белок не существует!
Квидрел вскочил на ноги, полыхнул глазами:
- Существуют!
- Нет! Это сказки! Ты читер, читер, читер!
Квидрел сбросил шапочку, обнажив рыжие ушки с кисточками, и бросился в атаку....

Когда на шум драки прибежала Гамма, Оэн был побежден по всем фронтам. И пускай у Квидрела под глазом наливался лиловый шарик, - у змееныша мордашка была расцарапана до неузнаваемости.
Потом была маленькая комната Гаммы, обжигающий ватный шарик с зеленкой, тихое поскуливание...
- Ты все-таки мальчик, тебе не положено хныкать. Шрамы украшают мужчину.
- Да при чем тут шрамы...ай! больно!.. я просто проиграл... я лу-у-узер!!!
- Юноша, перестаньте скулить! В следующий раз выиграешь. И потом, - она прильнула к его уху и шепнула, - тебе почти удалось убедить его в том, что его не существует.

Оэн...

Dec. 1st, 2006 11:59 am
ognevka: (Default)
Колокольчик в сильных пальцах Квистл возвещал начало завтрака. Оэн выполз в столовую; на столе его уже ждали чашка молока и печенье. Гостеприимная Квистл поцеловала его в макушку меж огромных ушей, похожих на бант, и змей с хорошим детским аппетитом принялся за еду.
- А знаешь, - Квистл никак не могла отучить его говорить с набитым ртом, - Мне сегодня такой сон приснился! Будто бы у меня выросли радужные крылья, и я летал под самыми облаками! Я вырасту - и обязательно научусь летать!
- Ах, Оэн, Оэн... Ты ведь не гусеница. Ты змей. Малолетний змей длиной в 5 метров. Ни одни крылья не смогут поднять ввысь твое тело. Рожденный ползать летать не может...
Змей сверкнул глазами:
- Я тебе не верю. Длинная зеленая гусеница в одно прекрасное утро становится бабочкой. Чем я хуже?
Квистл неодобрительно покачала головой и замолчала, подбирая слова. В этот момент на крыльце послышался топот детских ног, и в комнату вбежала очаровательная девочка. У нее были золотистые локоны до плеч, крепкие розовые щечки и огромные кукольные глаза. Одета она была в легкое белое платье и белые же туфельки.
- Тетя Квистл! - девочка повисла на шее женщины.
- Ильстрен, племянница моя! На каникулы приехала?
Оэн с некоторой завистью наблюдал эту картину, а потом тихонько выполз на улицу, оставив их наедине.
Нащебетавшись вдоволь, две особи женского пола заметили-таки, что змееныш куда-то пропал.
- Наверное, к друзьям пополз играть, - предположила Квистл.
- Может быть, он меня испугался? - расстроилась Ильстрен.
Но Оэн просто-напросто знал, что за сараем на солнцепеке уже сошел снег, и появились первые хрупкие подснежники. Поэтому, когда он снова появился на крыльце, кончик его хвоста был свернут в петельку, державшую маленький белый цветок. Не обращая внимания на Квистл, змееныш подполз к девочке и вложил цветок в ее руки.
Ильстрен вспыхнула, как маков цвет, на миг потеряв сходство с подснежником. И тут Квистл увидела, как со змеиной чешуи и белого платья взмывают ввысь огромные радужные крылья, как девочка и змей поднимаются к облакам, счастливо смеясь...
По ее щекам потекли слезы.
- Вот и весна пришла... дети полетели, - и она вынула из кармана передника маленькую фотографию. На фотографии была она сама, еще молодая и тоненькая, с огромными крыльями, пролетающая где-то над городом в окружении таких же крылатых существ.
- Весна пришла, - повторила Квистл, и смахнула непрошеную слезу.
ognevka: (Default)
Теплое, соленое, красное. Кровь. Целая лужа крови. А в ней - пятиметровое змеиное тело.
"Вот так и умру", - заплакал Оэн. Огромные уши, похожие на кокетливый бант, горестно поникли, и по ним потекли горькие змеиные слезы. Кровь лилась из разрезанного живота; змей прижался раной к земле, чтобы хоть немного замедлить ее течение, но он понимал сам, что это бесполезно.
"Умру как мужик" - закрыл глаза и затих.
Быстрые шаги босых ног. Она уже рядом - сильная молодая негритянка. Опустилась на колено, чмокнула Оэна в носик - и перевернула пузиком кверху, словно бы его огромное тело ничего не весило.
Оэн застонал:
- Гамма... а я думал, не попрощаемся...
- Будь добр, лежи и не питюкай! - она протянула широкие некрасивые ладони над раной; повинуясь их движениям, сразу восемь закругленных иголок принялись стягивать края.
- Гамма... ты уже ничем не поможешь... их было пятеро... настоящие монстры.... я дрался, как бог, и убил троих...
Негритянка белозубо расхохоталась:
- Ну, мне-то ты можешь свои сказки не рассказывать.
- Ну... ну я порезался о консервную банку. Но это уже неважно, потому что я все равно умираю. Ты такая добрая... у меня остались три пирожных с кремом. Возьми их себе после моей смерти, - проникновенным голосом вещал юный змей.
В этот момент иголки покатились по асфальту; из ровненького шва не вытекало ни капли.
- Оэн, я, конечно, тронута, но это была просто царапина! - Гамма даже не старалась спрятать насмешку. - Герой будет жить!
- Как царапина??? - Оэн перевернулся на пузо и немножко прополз по асфальту. Ему было чертовски обидно, что он жив и здоров.
- Ты мне все врешь. Специально так говоришь, чтобы меня обидеть, - и с этими словами он пополз прочь.
Гамма пожала плечами, вернулась домой и сидела в кресле с книжкой. Пару часов спустя ей на колени легла голова с огромным бантом ушей и пирожным в зубах, вся перепачканная кремом.
- Я тебе пирожное принес.
Негритянка посмотрела на змееныша с удивлением. Он опустил глаза, вздохнул и сказал:
- Остальные я уже съел.

Profile

ognevka: (Default)
ognevka

June 2017

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios